Главная Публикации Отрасли Лесопромышленный комплекс Инновационное развитие биоресурсного сектора Дальнего Востока: институциональные возможности и ограничения

Инновационное развитие биоресурсного сектора Дальнего Востока: институциональные возможности и ограничения

Дальний Восток вносит существенный вклад в биоресурсный сектор экономики России, основу которого составляют два комплекса – лесной и рыбохозяйственный. По общему запасу древесины (20,6 млрд м3) Дальневосточный федеральный округ уступает лишь Сибирскому, имея при этом значительный объем расчетной лесосеки (90,5 млн м3). Однако ее использование невелико, что обеспечивает лишь 11% от общероссийского объема лесозаготовок и чуть менее 9% пиломатриалов.

Рыбохозяйственный комплекс (РХК) округа стабильно обеспечивает более 60% суммарного объема добычи водно-биологических ресурсов России.

Активизация инвестиционных процессов в наиболее конкурентоспособных отраслях экономики Дальнего Востока, к которым в том числе относятся лесная и рыбная, декларируется в последние 15 лет как важная задача промышленного роста в регионе.

Причем речь идет не просто о наращивании сырьевой составляющей биоресурсного сектора, но о его технологической перестройке с увеличением доли продукции с высокой добавленной стоимостью. Для этого начиная с 2007 года предпринимался ряд шагов как на федеральном, так и на региональном уровнях.

На федеральном уровне в лесном комплексе стимулирование инвестиций в развитие переработки древесины осуществлялось посредством механизма приоритетных инвестиционных проектов (для безаукционного получения лесных участков и льгот по арендной плате за ресурсы), повышения экспортных таможенных пошлин на круглую древесину (первоначальное решение о поднятии пошлин до запретительного уровня 80% было отменено), отмены экспортных пошлин на продукцию переработки и импортных пошлин на некоторые виды лесоперерабатывающего оборудования. Для РХК предусматривалась возможность осуществления на территориях морских и речных портов переработки водно-биологических ресурсов (ВБР) с льготным режимом налогообложения, государственная поддержка промышленного рыбоводства в виде возмещения части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным на цели реконструкции и модернизации комплексов по осуществлению промышленного рыбоводства, приобретения племенного материала рыб и другие меры.

Кроме того, технологической перестройке биоресурсного сектора должны были способствовать программы регионального развития Дальнего Востока, начиная с федеральной целевой программы (ФЦП) «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года», которая неоднократно изменялась и продлялась. Например, в качестве инструмента помощи в создании производств по глубокой переработке древесины в ФЦП было предложено использовать средства из Инвестиционного фонда РФ. В случае реализации заявленного ОАО «Дальлеспром» проекта строительства в Хабаровском крае целлюлозно-бумажного комбината из Инвестиционного фонда могли бы быть привлечены 8,7 млрд рублей для строительства объектов инфраструктуры. Но в реальной практике привлечение средств из этого фонда затруднено из-за сложности процедур их получения, а кроме того, сам проект отложен инвестором на неопределенный срок.

Документом, определяющим следующий этап перспективного развития Дальнего Востока, явилась Стратегия социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года. В части того, что природно-ресурсный, в том числе биоресурсный потенциал, является фокусной точкой для инструментов государственного регулирования, стратегия согласовывалась с положениями вышеупомянутой ФЦП. Основные направления развития рыбопромышленного комплекса на Дальнем Востоке связаны с созданием условий для его функционирования, сохранения и увеличения мест приложения труда при формировании комфортной среды жизнедеятельности населения в поселениях побережья. А это возможно при развитии перерабатывающих производств. В отношении перспектив лесного комплекса стратегией предусмотрено расширение использования доступных лесных ресурсов в наиболее освоенной южной части Дальнего Востока и увеличение глубины переработки древесины. То есть видна нацеленность программ на повышение добавленной стоимости продукции из единицы добываемого сырья.

Реакция бизнеса на все эти институциональные изменения оказалась неоднозначной. Рассмотрим это на примере лесного комплекса. С одной стороны, за прошедшее с 2007 года пять лет в российском лесном комплексе России началось активное декларирование намерений по созданию проектов по переработке древесины.

На 2012 год в перечень приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов (объем инвестиций должен быть не менее 300 млн рублей), утвержденных Минпромторгом РФ, включено в целом по России 114 проектов с общим объемом финансирования 418,7 млрд рублей, но фактически введены в эксплуатацию 24 проекта с общим объемом инвестиций 70 млрд рублей. Часть из них была реакцией бизнеса на поднятие пошлин до запретительного уровня, которое отменено, так что вряд ли все проекты будут реализованы.

В перечень приоритетных инвестиционных проектов включено также десять дальневосточных проектов по переработке древесины в Хабаровском (ООО «Амур-Форест», СП «Аркаим», «Римбунан Хиджау МДФ», «RFP Group», ООО «Азия Лес»), Приморском (ОАО «Тернейлес», ЗАО «Лес Экспорт», ОАО «Приморские лесопромышленники») краях, Амурской области (ООО «Мостоотряд-Т», ЗАО «Туранлес»).

Наибольшее количество проектов в Хабаровском крае. По большей части это проекты, строительство которых началось еще до 2007 года и которые внесли в список приоритетных для возможности получения льгот. По нашей информации, из перечисленных проектов в Хабаровском крае реализовано четыре (ООО «Амур-Форест», СП «Аркаим», «Римбунан Хиджау МДФ» и частично «RFP Group»), в Приморском крае – все три, но проект ОАО «Приморские лесопромышленники» частично. В Амурской области проекты все еще в стадии реализации.

К сожалению, у реализованных в Хабаровском крае проектов серьезные проблемы с обеспечением сырьем, рынками для реализации продукции, а главное, с высокими производственными издержками, которые во многом обусловлены ростом железнодорожных тарифов на перевозку готовой продукции, тарифов на электроэнергию, ГСМ. Все это на фоне ухудшившейся конъюнктуры на внешнем рынке, главным образом китайском, где продолжается падение цен на круглую российскую древесину, продажа которой в предыдущие годы позволяла накапливать средства для реализации проектов.

Кроме того, произошло ухудшение позиций российских экспортеров на рынке Китая по сравнению с конкурентами. Китайский рынок круглого леса за последние четыре года существенно изменился: Россия долгое время являлась лидером по объему поставок необработанной древесины в Китай, но в I квартале 2013 года ее доля снизилась и сравнялась с долей Новой Зеландии (33%). Новозеландские поставки бревен выросли в годовом исчислении на 50%, а российские снизились на 18% при общем росте импорта Китаем пиломатериалов и круглой древесины. Во II квартале 2013 года крупнейшим поставщиком древесины хвойных пород стала Новая Зеландия. Эксперты прогнозируют, что доля российской древесины на китайском рынке будет снижаться и в дальнейшем.

В отличие от лесного рыбохозяйственный комплекс ориентирован не только на внешний, но в значительной степени и на внутренний рынок (40% поставок объемов предложения с Дальнего Востока), что позволяет диверсифицировать направления сбыта и ослабить зависимость от одного потребителя. Сдерживают поставки на национальный рынок ряд проблем:

-        высокая стоимость железнодорожных перевозок в европейскую часть России, особенно в период промысла лососевых видов рыб (в это время происходит рост тарифов на перевозку рыбы почти в два раза). Это увеличивает себестоимость направляемой на национальный рынок мороженой продукции на 25–30% по сравнению с экспортом в КНР;

-        отсутствие накопительных холодильных мощностей в Ванино и Советской Гавани, ограниченная емкость холодильных мощностей в портах Владивостока и Находки увеличивает время простоя судов, что вынуждает производителей переориентироваться на Китай и Республику Корея;

-     отсутствие экономических стимулов для поставок рыбопродукции на внутренний рынок. По мнению экспертов, следовало бы дифференцировать ставки сбора за пользование водными биологическими ресурсами: установить нулевые ставки для поставляющих рыбную продукцию на национальный рынок предприятий и увеличить до 50% для предприятий, экспортирующих продукцию низкой степени переработки. Еще одной стимулирующей мерой может стать применение единого сельскохозяйственного налога предприятиями, занимающимися переработкой рыбы.

Институциональной поддержкой, которая, как ожидается, должна придать дальнейший импульс развития экономике Дальнего Востока, является принятая в конце марта 2013 года Государственная программа Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 года». Среди ее подпрограмм две посвящены использованию лесных и рыбных ресурсов – «Развитие лесопромышленного комплекса Дальнего Востока и Байкальского региона» и «Развитие рыбопромышленного комплекса Дальнего Востока и Байкальского региона».

Предварительный анализ этих подпрограмм показал, что они, к сожалению, требуют существенной доработки как по инвестиционным проектам, так и по инструментам государственного регулирования. Например, в качестве инструментов государственного регулирования лесопромышленного комплекса среди важнейших выделены: охрана и защита лесов; обеспечение использования лесов, в том числе проведение мероприятий лесоустройства, осуществление государственного кадастрового учета лесных участков; воспроизводство лесов. Однако эти инструменты не являются специфическими ни для Дальнего Востока, ни для современной России, они применяются в лесном хозяйстве уже более 200 лет.

Новым инструментом, намечаемым к использованию в Госпрограмме в целом и ее подпрограммах, является привлечение средств Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона, созданного под эгидой Внешэкономбанка в качестве инструмента помощи дальневосточным регионам в привлечении частных инвестиций. К одному из направлений инвестиционной деятельности Фонда относится формирование высокотехнологичных промышленных комплексов глубокой переработки лесного сырья, продукции сельского хозяйства и морских промыслов. Реализация этого направления намечена в рамках уже упоминавшихся подпрограмм развития лесопромышленного и рыбопромышленного комплексов – предусмотрено использование средств Фонда для создания ряда проектов на дальневосточных территориях. Например, предусмотрена реализация проектов в Камчатском крае, направленных на создание инновационного производственного комплекса по безотходной переработке морепродуктов и рыбы, а также создание в Хабаровском крае рыбоперерабатывающего завода с рефрижераторным терминалом в рамках строительства портового комплекса.

Кроме прямых государственных расходов в Госпрограмме предусмотрен механизм налоговых льгот для инвесторов Дальнего Востока, для чего распоряжением Правительства РФ в Госдуму внесен проект федерального закона о льготах для инвестиционных проектов, реализуемых на территории Дальневосточного федерального округа и Байкальского региона (распоряжение Правительства РФ от 30 марта 2013 года № 481-р). Льготы касаются в основном налога на прибыль для инвесторов, создающих новые промышленные предприятия: нулевая ставка в части, зачисляемой в федеральный бюджет (сейчас это 2%) и возможность снижения региональной составляющей ставки вплоть до ее обнуления в течение первых пяти лет реализации инвестиционного проекта. Положения проекта применяются в отношении инвестиционных проектов, начатых с 2014 года.

Однако возникает сомнение, будут ли предлагаемые льготы действенным стимулом для привлечения инвестиций. На наш взгляд, налог на прибыль не является решающим фактором экономии средств для предприятий лесной и рыбной отраслей.

Выручка от реализации продукции ЛПК Хабаровском крае составила в 2011 году 19,6 млрд рублей, продукции РХК – 7,6 млрд рублей.

Особенностью деятельности лесопромышленных предприятий края является их ориентированность на экспорт почти всей производимой продукции, соответственно, происходит почти полный возврат налога на добавленную стоимость, составляющего самую значительную часть в сумме уплачиваемых ими налогов. Из-за возврата НДС общая налоговая нагрузка на лесопромышленные предприятия края в 2011 году была отрицательная. Если не учитывать возвращаемый НДС, совокупная налоговая нагрузка на лесопромышленные предприятия составит 381,9 млн рублей, или 1,95% к выручке от реализации. Доля налога на прибыль организаций в выручке от реализации ЛК Хабаровского края составила лишь 0,8%, что объясняется убыточностью работы его предприятий. По налогу на прибыль уже существует льгота в рамках механизма краевых приоритетных инвестиционных проектов (3,5%) но воспользоваться ею именно в силу убыточности предприятия пока не могут.

Для РХК края налоговая нагрузка составила 5,8% от выручки от реализации. Для предприятий РХК наиболее значимыми являются налог на прибыль и сборы за пользование объектами водных биологических ресурсов. По второму налогу уже существует федеральная льгота для градообразующих рыбохозяйственных предприятий и индивидуальных предпринимателей – они уплачивают лишь 15% от ставки сбора за каждый вид добываемого водно-биологического ресурса.

То есть, исходя из существующей ситуации с уплатой налогов, можно сделать вывод, что возможные налоговые льготы не сыграют практически никакой роли для повышения конкурентоспособности предприятий биоресурсного сектора. Для снижения издержек на предприятиях биоресурсного сектора и привлечения инвестиций в него нужны преференции в других направлениях – снижение транспортных тарифов, снятие процедурных ограничений в получении земельных участков под строительство перерабатывающих мощностей, снятие ограничений при подключении промышленных объектов к энергосетям.

Можно сделать вывод, что декларируемые цели государственных программ на создание перерабатывающих биологические ресурсы мощностей для производства продукции с высокой добавленной стоимостью могут оказаться нереализованными из-за существующих ограничений в реализации инвестиционных проектов. Следовательно, важным является согласованность инструментов государственного регулирования с реальными проблемами в биоресурсном секторе Дальнего Востока.

Антонова Н.Е., доктор экономических наук, зав. сектором экономики биологических р

есурсов и продовольственной безопасности ИЭИ ДВО РАН

Волков Л.В., кандидат экономических наук, научный сотрудник сектора экономики

биологических ресурсов и продовольственной безопасности ИЭИ ДВО РАН

 


20.09.2013, 1706 просмотров.
















Курсы валют ЦБ РФ
Дата 00:00 00:00
Доллар 0.00 0.00
Евро 0.000.00
Юань 0.00 0.00
Йена 0.00 0.00