Главная Публикации Отрасли Банковский сектор Спрос на потребительские кредиты и доходы населения

Спрос на потребительские кредиты и доходы населения

В нашей прошлой статье (см. Троп Т.И. Тенденции развития рынка потребительского кредитования // Профиль бизнеса. Сентябрь 2014 г. С. 16–21) мы рассмотрели состояние и основные тенденции в развитии потребительского кредитования в России, ДФО и его субрегионах. Было выявлено, что динамика показателей на Дальнем Востоке была более интенсивной по сравнению с другими федеральными округами и Россией в целом.

Это обусловило рост долевого показателя региона: по сравнению с 2000 г. он вырос на 2,8 п.п., или почти в 2,2 раза, по сравнению с докризисным периодом (2006–2008 гг.) – на 1,2-1,3 п.п., или более чем в 1,3 раза, стабилизировавшись в последние два года (2013–2014 гг.) на уровне 5,1–5,2% (рис. 1).

Вместе с тем, как было показано, наметилась тенденция к замедлению роста показателей розничного кредитного рынка, что особенно видно не по темпам роста кредитной задолженности, а по темпам роста объемов кредитов, предоставленных физическим лицам (показатель объема предоставленных кредитов рассчитывается нарастающим итогом с начала года). Доля ДФО в общероссийском показателе задолженности, несмотря на долговременную тенденцию роста, в 2013–2014 гг. несколько снизилась именно за счет постоянно более низкой доли региона в общем объеме предоставленных населению кредитов. Так, за первое полугодие 2014 г. последняя снизилась на 2,9%, в то время как доля региона в общероссийской задолженности по потребительским кредитам сократилась лишь на 0,6%.

Обеспеченность населения кредитами или уровень насыщения потребности в данной банковской услуге (т.е. среднедушевой платежеспособный спрос населения на кредиты) мы определим через величину задолженности по кредитам на душу населения, а также проанализируем соотношение спроса на кредиты со стороны населения и его денежных доходов.

Понятно, что динамика каждого относительного показателя складывается из динамики двух абсолютных (числителя и знаменателя). В нашем случае – из динамики объемов кредитной задолженности физических лиц и динамики численности населения. Повышательную динамику задолженности по потребительским кредитам мы подробно рассмотрели в нашей предыдущей статье. Численность же населения России и Дальнего Востока сократилась по сравнению с началом 2000 г. В России сокращение составило 3,2 млн чел., или 2,2%, причем в 2009 г. произошел перелом тенденции к сокращению населения. В это же время на Дальнем Востоке наблюдалось перманентное сокращение численности населения: с 6,91 млн чел. на 01.01.00 до 6,23 млн чел. на 01.01.14, или почти на 687 тыс. чел., что составило 9,9%.

Отсюда логично предположить (памятуя, что кредитная задолженность физических лиц Дальнего Востока в 2000–2013 гг. росла быстрее, чем в России), что и среднедушевая задолженность по потребительским кредитам в ДФО тем более росла быстрее среднероссийской, что и подтвердил дальнейший анализ.

В целом по России средняя задолженность по кредитам физическим лицам в расчете на душу населения за 2000–2013 гг. выросла со 180 руб. на начало 2000 г. до 28 тыс. руб. на начало 2009 г. и 69,1 тыс. руб. на начало 2014 г. Таким образом, за  посткризисный период она выросла почти в 2,8 раза (рис. 2.). Повышательная тенденция продолжалась до 2009 г. (когда показатель сократился на 11%) и вновь возобновилась в 2010 г.

В этот период дальневосточный показатель вырос с 92 руб. на начало 2000 г. до 24,7 тыс. руб. на начало 2009 г. и 82,5 тыс. руб. на начало 2014 г., или с 51% до 88 и 119,5% среднего уровня по России, что означало более чем двукратное опережение среднероссийского показателя в целом за анализируемый период и более чем в 1,3 раза за 2010–2013 гг. (рис. 3). Как видим, и на Дальнем Востоке в 2009 г. повышательная тенденция прерывалась, когда произошел спад показателя на 8%, и возобновилась в 2010 г.

В 11 из 14 анализируемых периодов региональные показатели опережали, иногда очень существенно, среднероссийские (рис. 4).

В посткризисный период региональный показатель среднедушевой кредитной задолженности отличался наиболее высокими темпами роста среди федеральных округов России. Так, за 2010–2013 гг. среднероссийский среднегодовой темп роста составил 129%, а дальневосточный – 138% и превысил минимальный показатель Центрального ФО на 11 п.п. Сильной дифференциации в темпах роста по регионам (округам) не наблюдалось. Меньшим замедлением роста показателя в посткризисном периоде по сравнению с начальными «нулевыми» отличались Дальневосточный и Центральный ФО (соответственно в 1,35 и 1,28 раза), а наибольшим – Сибирский ФО (в 1,47 раза). В среднем по России показатель кредитной задолженности на душу населения за посткризисный период вырос в 2,77 раза. Базисные темпы роста варьировали от 259% в Центральном ФО до 363% в Дальневосточном ФО (рис. 5).

При этом сам показатель среднедушевой кредитной задолженности на начало 2014 г. варьировал от 46,4 тыс. руб. в Южном макрорегионе и 60,4 тыс. руб. в Приволжском ФО (соответственно 67 и 87% среднероссийского уровня) до 72,8–76,4 тыс. руб. (105–111% среднего уровня по РФ) в Центральном, Северо-Западном и Сибирском ФО и 82,5–96 тыс. руб. соответственно в Дальневосточном и Уральском ФО (119 и 139% среднероссийского уровня) (рис. 6).

               

  

Сравнение показателей на начало 2010 г. и 2014 г. показало падение относительного среднедушевого кредитного спроса в Центральном, Северо-Западном и Сибирском ФО (со 113–115% среднероссийского уровня до 105–111%), неизменность его в Приволжском и Уральском ФО и существенный рост в Южном и Дальневосточном макрорегионах, в том числе в ДФО – на 28 п.п. Таким образом, регион с пятого места среди округов по величине среднедушевого показателя передвинулся на второе после Уральского ФО.

При этом наблюдается некоторое сглаживание межрегиональной дифференциации по величине среднедушевого кредитного спроса, что в данном случае может свидетельствовать о процессе конвергенции федеральных округов по данному показателю.

Что касается субрегионов ДФО, то здесь также наблюдалась тенденция к сглаживанию дифференциации. Если в начале «нулевых» годов отношение максимального значения показателя по Магаданской области (252 руб./душу населения) к минимальному по Сахалинской области (38 руб./чел.) составляло 6,6 раза, то к 2004 г. оно сократилось до 2,7 раза, а к 2014 г. до 1,74 раза (максимальное значение по Магаданской области – более 110 тыс. руб., минимальное – по ЕАО – 63,4 тыс. руб.). В тройку аутсайдеров по уровню показателя устойчиво входят Приморский край, Чукотский АО и ЕАО. А в группу лидеров в последние годы чаще попадают Хабаровский край, Якутия, Магаданская и Сахалинская области. На начало 2014 г. распределение субрегионов Дальнего Востока по величине средней кредитной задолженности на душу населения представлено на рис. 7.

Большинство субрегионов ДФО (кроме Чукотского АО и ЕАО) на эту дату значительно превышали среднероссийский уровень (от 20 до 59%). При этом относительно среднерегионального уровня показатели субъектов ДФО варьировали от 77–86% в ЕАО, Чукотском АО и Приморском крае до 100–102% в Камчатском, Хабаровском краях и Амурской области, 115–119% в Якутии и Сахалинской области и 133% в Магаданской области. За посткризисный период значительно улучшили свои позиции среди субрегионов ДФО Магаданская область, Камчатский край и Республика Саха (Якутия), относительные показатели которых за это время выросли на 12–19 п.п. Наоборот, значительно ухудшил свое положение Хабаровский край, снизивший свой относительный показатель на 29 п.п.

Такая ситуация стала возможной благодаря высокой дифференциации темпов роста среднедушевых показателей субрегионов ДФО. В посткризисный период базисные темпы роста варьировали от 283 до 432%. Наименее динамично рос показатель Хабаровского края, который постоянно занимал седьмое-девятое место в нисходящем ранжированном ряду субъектов ДФО. При этом он отставал от среднерегионального темпа роста на 80 п.п. (22%). Кроме него в группу аутсайдеров входила ЕАО. Группу «середняков» составили Амурская и Сахалинская области, Приморский край и Чукотский АО, в которых темпы роста показателей варьировали от 375 до 387%, что соответствовало среднему показателю по региону и в 1,4 раза опережало среднероссийский динамический показатель. Наконец, группу лидеров с темпами роста за посткризисный период более четырех раз (410–432%) составили Якутия, Магаданская область и Камчатский край, показатели которых опережали среднерегиональные в 1,1–1,2 раза, а среднероссийские в 1,5–1,6 раза.

При этом замедление роста среднедушевых показателей в анализируемом периоде привело к уменьшению разрыва между максимальным и минимальным динамическими показателями субрегионов, что знаменовало процесс конвергенции динамических показателей субъектов  ДФО (сглаживание дифференциации). Среди субъектов ДФО  наиболее четкая тенденция к замедлению за весь анализируемый период (2000–2013 гг.) наблюдалась в Приморском и Хабаровском краях, Сахалинской области и Чукотском АО.

Кредитная задолженность на душу населения в 2000–2013 гг. росла на порядок быстрее, чем среднедушевые денежные доходы населения. При этом в ДФО среднегодовые темпы прироста кредитной задолженности за 2010–2013 гг. по сравнению с предкризисным четырехлетием сократились в 1,6 раза (с 58,5 до 37,1%), а аналогичный динамический показатель денежных доходов населения – в два раза (с 22,3 до 11,2%). Так что замедление роста среднедушевых денежных доходов населения региона в период посткризисного восстановления было более ощутимым по сравнению с замедлением роста его кредитной задолженности. В России же замедление роста обоих показателей было практически одинаковым (примерно двукратным).

В годовом исчислении среднедушевые денежные доходы населения в России составляли в 2013 г. примерно 308 тыс. руб., в ДФО – 345 тыс. руб., или 112,2% к среднероссийскому уровню.

Их совокупный объем в пересчете на все население в 2013 г. в целом по России составил около 44,2 трлн руб. при совокупной кредитной задолженности населения более 9,9 трлн руб. Таким образом, соотношение задолженности по потребительским кредитам и денежных (годовых) доходов населения составляло в 2013 г. 4,4 раза в пользу вторых, сократившись за 13 лет (с 2000 г. по 2013 г.) в 20,7 раза. Так, в 2000 г. годовой объем денежных доходов населения превышал его совокупную кредитную задолженность в 92,3 раза, накануне кризиса – в 6,4 раза, а после 2010 г. продолжившаяся понижательная тенденция привела к четырехкратному разрыву (рис. 8).

                                       

    

Примерно то же наблюдалось и на Дальнем Востоке (рис. 9) – с той лишь разницей, что соотношение показателей благодаря более быстрым темпам роста кредитной задолженности населения региона падало более стремительно. Так, если в 2000 г. совокупные денежные доходы населения региона составили 206 млрд руб., а совокупная кредитная задолженность физических лиц на конец года – 1,42 млрд руб., т.е. уступала первой в 145 раз, то в 2013 г. это соотношение составило уже 2154 и 514 млрд руб. (разрыв показателей – 4,2 раза). Таким образом, совокупные денежные доходы населения России превышали совокупную массу потребительских кредитов в стране в 4,4 раза, а на Дальнем Востоке это соотношение составило 4,2 раза.

По обратному показателю (совокупная кредитная задолженность населения в процентах к годовому объему его денежных доходов) можно судить, насколько велик уровень его кредитной нагрузки. В 2013 г. дальневосточный показатель был на 6% больше среднероссийского.

С другой стороны, потребительское кредитование увеличивает текущее потребление населения, что равноценно кратковременному увеличению его денежных доходов. Так что в целом по России располагаемый годовой объем денежных доходов населения увеличивается за счет его кредитной задолженности в 1,22 раза, на Дальнем Востоке – в 1,24 раза.

При сохранении тренда замедления темпов прироста кредитной задолженности физических лиц РФ (выявлено путем сглаживания ряда месячных цепных темпов прироста показателя за 2012–2014 гг.) к концу 2014 г. – началу 2015 г. среднемесячные темпы прироста показателя снизятся до 0,7–0,8%. Тогда на начало 2015 г. объем текущего потребления населения может быть увеличен по сравнению с годовым объемом располагаемого совокупного денежного дохода населения в 2013 г. более чем в 1,25 раза.

Однако, увеличивая текущее потребление населения, растущая кредитная задолженность уменьшает его в будущем, причем во все увеличивающихся масштабах. Исключение представляет задолженность по кредитам, выполняющим роль капитала: например, кредиты на образование, представляющие собой «вложения в человека», т.е. составную часть человеческого капитала, поскольку отдача от этих вложений в будущем может намного превысить сами вложения. Такие кредиты увеличивают и текущее, и предстоящее, будущее потребление.

В соответствии с практикой расчета аналогичного показателя в международной статистике (индикатор уровня задолженности домохозяйств, или уровня перекредитованности населения) в странах ОЭСР в 2010 г. данный показатель варьировал от 9% в Мексике до 309% в Дании, в США долги населения банкам составляли 122% располагаемых доходов, в странах Центральной Европы – от 55 и 61% в Польше и Чехии до 76% в Венгрии (см. Д&К. 2013. № 11. С. 31). Можно предположить, что долговая нагрузка населения в России, составившая в 2013 г. 22,5%, находится на низком уровне. То же можно сказать и о Дальнем Востоке.

Согласно опросу, проведенному Левада-Центром и НИУ ВШЭ, доля россиян, имевших непогашенные кредиты в ноябре 2012 г., составляла 26%. Для сравнения: в 2010 г. доля населения, которая имела непогашенные кредиты, в США составляла 74,9%, в европейских странах – от 25% в Италии до 66% в Нидерландах (там же, с. 33). Таким образом, номинально российский показатель охвата населения кредитами – один из самых низких. Однако из-за того, что в структуре выданных кредитов в России преобладают «нежилищные» займы (в отличие от перечисленных стран, где преобладает пользование ипотечными кредитами),  которые в основном не обеспечены залогами и их обслуживание обходится потребителям значительно дороже, у нас доля заемщиков с высокой нагрузкой обслуживания данных кредитов (50% и выше от текущих денежных доходов) в сравнении с другими странами значительно выше, причем перекредитованность особенно высока в малых населенных пунктах (там же, с. 35).

По нашим расчетам, для 60% населения страны, входящего в децильные группы по уровню доходов с первой по шестую, с доходами от 4329 до 18 800 руб./мес., доля доходов которого составляет около 30% общего объема денежных доходов населения, характерна ситуация, когда после оплаты средних платежей по кредиту оставшаяся  сумма дохода будет ниже черты бедности (прожиточного минимума).

Согласно исследованию кредитного поведения населения, проведенному Банком России («Измерение инфляционных ожиданий и потребительских настроений на основе опросов населения». Развернутый отчет по второму этапу. Апрель 2014. Фонд «Общественное мнение». М., 2014. С. 65), доля россиян, готовых (которые действительно намерены) совершать покупки в кредит в течение ближайшего года, как и годом ранее, составляет всего 10%, а готовых взять кредит на покупку недвижимости, в том числе ипотечный кредит – всего 1%. Максимальное число «проблемных заемщиков», сталкивавшихся с трудностями при выплате кредита, оказалось среди получателей кредита на неотложные нужды (21%) и пользователей кредитными картами (25%), то есть в тех случаях, когда решение о взятии кредита принимается чаще всего спонтанно, импульсивно или в ситуации крайней необходимости. А минимальное – среди людей, взявших кредиты на большие суммы: среди пользователей автокредита (11%) и ипотечного кредита (13%) («Измерение инфляционных ожиданий…», с. 72).

По мнению банкиров-практиков, в сегменте потребительского кредитования банков «существенной проблемой является то, что число кредитоспособных людей, которым требуются потребительские кредиты на существующих условиях, практически исчерпано» и «все большее число людей начинает страдать кредитной неразборчивостью», зачастую ориентируясь на более простую схему получения кредита (см. Проблемы прогнозирования. 2014. № 2. С. 115).

 Таким образом, мы склонны считать, что потенциал потребительского (нежилищного) кредитования близок к исчерпанию.

Подробнее остановимся на стоимости обслуживания различных кредитов. По данным сайта Банка России, средневзвешенные процентные ставки по кредитам, предоставленным кредитными организациями физическим лицам в рублях, в среднем по России в 2014 г. составили (диапазон колебаний по месяцам с января по июль): со сроком от 181 дня до одного года – 20,58–24,90%, со сроком до одного года включая «до востребования» – 20,97–24,89%, от одного года до трех лет – 20,76–21,69%. Аналогичные ставки по автокредитам были чуть ли не в два раза ниже и составили соответственно 12,38–13,24%, 12,49–13,35% и 13,82–14,28%. И, наконец, по жилищным (в том числе ипотечным) кредитам, предоставленным физическим лицам-резидентам, примерно как и по автокредитам – 12,2–12,5%. При этом некоторые банки не стесняются предлагать кредиты и под 30% годовых и более. Отсюда можно сделать вывод: львиную долю (примерно три четверти) кредитов заемщики вынуждены брать по заоблачным ставкам.

Интересные данные приводятся и в годовом докладе АРБ на ХХV съезде в апреле этого года. Авторы доклада сравнили долговое бремя домохозяйств (рассчитывали как отношение суммы платежей по кредитам к совокупному доходу семей) России с аналогичными показателями развитых стран Европы, США и Турции за 2006 и 2012 гг. Как свидетельствуют их данные, долговая нагрузка домохозяйств России, действительно, показывает существенный рост (в два раза – с 10 до 20%, выше уровень только в Дании – 24%, а в большинстве стран – 13–17%) за последние годы, но при этом не является критической, если брать во внимание общепринятый в мировой практике показатель DTI (долг/доход) на уровне 50%, а также объем кредитов на душу трудоспособного населения в сравнении с другими странами.

Однако вернемся к нашему анализу. Соотнесение показателей денежных доходов и кредитной задолженности в расчете на душу населения (рис. 10 и 11) показало, что в среднем по России задолженность по потребительским кредитам в расчете на 1 тыс. руб. денежных доходов населения в 2013 г. составила 224,5 руб., увеличившись по сравнению с 2009 г. (острая фаза кризиса) в 1,8 раза (в посткризисный период – так же в 1,8 раза). На Дальнем Востоке среднедушевая кредитная задолженность в расчете на 1 тыс.руб. денежных доходов населения составила в 2013 г. 239,1 руб. (или на 8,8% больше, чем в среднем по России), увеличившись по сравнению с 2009 г. в 2,4 раза, а за посткризисный период – в два раза.

Среди федеральных округов России Дальний Восток занимает четвертое место после Сибирского, Уральского и Северо-Западного ФО по величине соотношения среднедушевой кредитной задолженности и среднемесячных денежных доходов населения (2,9 раза в пользу денежных доходов, т.е. в регионе величина кредитной задолженности на душу населения равняется почти трем месячным среднедушевым доходам). А лидерами по этому показателю в 2013 г. являлись Сибирский и Уральский федеральные округа (соответственно 1-е и 2-е места) с величинами показателей 3,8 и 3,3 раза (рис. 12, 13). Таким образом, в регионах-лидерах по величине среднедушевого кредитного спроса кредитная задолженность на душу населения равняется трем-четырем месячным размерам среднедушевых денежных доходов. Минимальное же соотношение (чуть более двух месячных размеров доходов) – в Центральном ФО и Южном макрорегионе. При этом показатели регионов-лидеров составляли от 124 до 140% среднероссийского уровня, показатели Дальневосточного и Северо-Западного округов – 106–108%, а минимальные показатели составили всего 81–83% среднего уровня по России.

Наиболее динамичным оказался показатель ДФО: за 2000–2013 гг. он вырос в 34,5 раза (впрочем, здесь сказался и «эффект низкой базы», поскольку в 2000 г. дальневосточный показатель был самым низким среди федеральных округов и составлял менее 64% среднероссийского уровня). Затем следуют показатели Уральского, Сибирского и Северо-Западного ФО (рост соответственно в 28, 26 и 24 раза). Наименее интенсивно росли показатели Приволжского (в 20 раз) и Центрального (в 15 раз) округов. В период посткризисного восстановления наиболее динамично росли показатели Дальневосточного и Уральского ФО, а также Южного макрорегиона, а наименьшими темпами – показатели Центрального, Северо-Западного и Сибирского ФО.

Внутри ДФО дифференциация показателя высока. В отдельные годы разрыв максимального и минимального показателей превышал пяти-шестикратный уровень, но имеет четкую тенденцию к сокращению: в частности, за 2010–2013 гг. он сократился с 4,4 до 2,5 раза. Максимальными уровнями показателя отличались Амурская область, Якутия и ЕАО: среднедушевая задолженность по кредитам физическим лицам в этих регионах соответствовала примерно трехмесячному и выше размеру среднедушевых денежных доходов населения и 108–119% среднего уровня по Дальнему Востоку (рис. 14).

Наименьшие показатели (ниже среднерегионального уровня на 15–17%) были у Камчатского края и Сахалинской области, а также Чукотского АО, показатель которого в 2013 г. составлял всего 47% среднего по ДФО, т.е. задолженность по потребительским кредитам на душу населения в этом субъекте равнялась всего одному (с небольшим) среднедушевому месячному доходу.

Лидерами по динамике показателя за весь анализируемый период были Республика Саха (Якутия), Сахалинская область и Хабаровский край, показатели которых росли наиболее быстрыми темпами: соответственно в 79, 62 и 43 раза (правда, нужно учесть низкий начальный уровень показателей в этих субрегионах в качестве «базы»). Наименьшие темпы роста продемонстрировали Магаданская и Амурская области (рост показателей соответственно в 14 и 21 раз), но с более высокой базы по уровню показателя в 2000 г. (рис. 15). В посткризисный период лидерами по динамике показателя были Якутия и Камчатский край, отставали по темпам роста – Хабаровский край и Амурская область.

      

В следующей нашей статье мы постараемся подробно остановиться на динамике и основных тенденциях рынка жилищного (в том числе ипотечного) кредитования, доля которого в общем объеме потребительского кредитования в России к началу 2014 г. составила 27,9%, на Дальнем Востоке – 25,9% с мягкой тенденцией к росту в течение 2014 г. во всех федеральных округах и субъектах ДФО.

 Т.И. Троп, Институт экономических исследований ДВО РАН

17.10.2014, 2739 просмотров.












Курсы валют ЦБ РФ
Дата 00:00 00:00
Доллар 0.00 0.00
Евро 0.000.00
Юань 0.00 0.00
Йена 0.00 0.00