Главная Публикации Малый и средний бизнес Предприниматели Сельское хозяйство может быть прибыльным

Сельское хозяйство может быть прибыльным

Вопросы, связанные с развитием отечественной пищевой промышленности, а в особенности сельскохозяйственного производства, в связи с известными событиями сегодня актуальны, как никогда.

Мы попросили рассказать об особенностях ведения бизнеса в сельском хозяйстве Игоря Белоусова, основателя и владельца группы компаний «Белоусов Групп», в которую входят агрокомплексы с сельскохозяйственными землями, стадами молочных коров, заводы по производству натуральных продуктов питания, сеть продовольственных магазинов, а также ряд других компаний.

Игорь Николаевич, почему, на ваш взгляд, сфера сельскохозяйственного производства воспринимается многими предпринимателями отраслью невыгодной, неинтересной?

– С момента распада СССР были разрушены не только все связи, веками, годами налаженные между отраслями – с/х, промышленность и т.п., но поменялось и мировоззрение. До 1991 года каждый нес свой чемодан сам. У крестьянина была задача вырастить определенное количество зерна, молока такого-то качества и куда-то его сдать. А куда – он даже не заморачивался. Всему была определена фиксированная цена, его задача была производить ровно столько, сколько сказали. Произвел больше – молодец, получи звезду героя соцтруда. В точности так же магазин получал эту продукцию, разрабатывал определенную линейку, делал определенного качества свой продукт, то есть эта вертикаль была создана в рамках Советского Союза. Плохо ли, хорошо ли – это другой вопрос. Но ни у одного из директоров не болела голова, куда деть свою продукцию.

После того как оборвались все связи, заниматься какой-либо промышленностью, сельским хозяйством стало невыгодно, потому что никто из этих людей – работников и председателей колхозов и совхозов, директоров ферм и заводов – не знали, что такое торговля, что такое маркетинг, PR, упаковка и т.д. Их задача была – производить, они не знали ничего остального. Торговля стала диктовать условия производителю, производитель стал диктовать условия сельскому хозяйству. Мы с вами все прекрасно знаем: чем выше передел, тем больше маржинальность. Чем ниже передел, тем ниже маржинальность, тем тяжелее жить. Для сельского хозяйства осталась роль обыкновенного, сырьевого заготовителя, с очень низкомаржинальной стоимостью этого продукта – стало невыгодно производить. Это первая причина.

Агрокультура, агротехнологии во всем мире ушли очень далеко. Мы остались в 50-х годах, может, даже еще дальше прошлого столетия. На сегодняшний момент мир абсолютно другой. Он применяет другие сеялки, другие комбайны, другие технологии, другой скот, активно используются возможности генетики, в том числе эмбрионы. У нас в стране это все было уничтожено. Нельзя, конечно, говорить, что все поголовно уничтожено. Но те положительные моменты, которые есть, они, скорее, исключение из правила, которое, наоборот, его подтверждает. Вот это вторая причина.

Как только Belousov Group смогла построить замкнутую цепь «от зернышка до прилавка», получился синергетически высокомаржинальный эффект от объединения всех этих необъединяемых с первой точки зрения отраслей – сельского хозяйства, промышленности, логистики, торговли. Так можно совершенно спокойно перераспределять денежные потоки, инвестируя в тот или иной участок.

Третья причина заключается в том, что в сельском хозяйстве нельзя быть узкоспециализированным предприятием. Например, я буду только производить молоко или я занимаюсь только производством зерновых. Почему? Просто потому, что, если я произвожу зерно, с тем же самым высокомаржинальным переделом, нам достаточно поставить у себя в группе предприятия, которые будут перерабатывать это зерно. Допустим, мы отправили зерно на мельницу, получили муку и отруби. Получили зародыши, из которого мы можем выдавить масло зародыша пшеницы и получить жмых, гермивит. Таким образом, получая разные виды продукта, мы можем по-разному его использовать. Из муки высшего сорта можно испечь прекрасное пирожное и продать его по такой-то цене. Итого зерно продается по цене условно 8 рублей за кг, а пирожное 50 г продается по цене 50 рублей – получается 1000 рублей за килограмм. Вот вам и высокомаржинальный передел. Когда у вас вся эта цепочка внутри, вы ее совершенно спокойно реализуете. Но если вы занимаетесь только продажей чего-то одного, то тут начинаются проблемы. Например, чем отличается хлебопекарное зерно от фуражного? Да просто качеством! Сколько клейковины успело собрать зерно, столько оно и набрало. Допустим, в этом сезоне у вас не получилось набрать достаточного количества хлебопекарного зерна, а фуражного много. Для хлеба оно не подойдет, печь из него не получится. Куда вы его денете, если у вас нет скота? А если у вас есть птичники, свинарники, крупный рогатый скот – проблема решена. Вы можете все это выращенное зерно превратить в корма для вот этого мясного хозяйства. Так вести хозяйство гораздо проще.

Каждый последующий передел может вызывать какой-то новый продукт. Например, в Карелии есть свое звероводческое хозяйство, где выращивают норку. Насколько я понимаю, ее нужно кормить мясом, чтобы был хороший мех. У нас есть свой огромный птичник, от деятельности которого остаются побочные продукты: кости и прочее. Мы можем все это просто выбросить. А можем все это измельчить и скормить норке? Я не знаю пока. Но если мы изучим этот вопрос, то, думаю, ответ будет скорее да, чем нет. Вот если так смотреть на свои компании, то идей может быть масса.

Ну и, конечно, одна из основных проблем – это кадры. Об этом можно говорить долго. Но если мы рассуждаем о новых направлениях земледелия, о каких-то технологиях, а в этот же момент обучаем студентов по старой технологии, на старом доильном оборудовании, то тут даже смысла нет говорить о каком-то прогрессе. И существующий уровень оплаты труда таких специалистов, когда выпускнику говорят – приезжай, будешь работать у нас на селе, мы тебе 8 тысяч рублей заплатим. И я прекрасно понимаю, почему многие молодые специалисты решают, что лучше пойти менеджером в любую компанию, чем за такие деньги в деревне работать.

Пока компания имеет 40 филиалов в российских регионах, но ведь вы планируете наращивать эту сеть.

– Сейчас мы начинаем освоение территорий согласно своему плану стратегического развития до 2030 года, с целью консолидировать все денежные потоки, для того чтобы там найти земли для строительства агрокластеров.

Агрокластеры – это интересно. Расскажите подробнее, что вы подразумеваете под такой формой организации сельскохозяйственных и перерабатывающих мощностей?

– Чтобы было понятно, объясню на конкретном примере. Допустим, определено стадо – 2 400 дойных коров, количество коровников и доильных залов, фудцентр. Все мы знаем, что с одной коровы получается не только молоко, но еще и навоз. Это очень большая проблема. От одной коровы в день бывает порядка 50 кг выделений – их нужно куда-то утилизировать. Проектировщики нашей модели агрокластера придумали глубокую подстилку, куда одна часть навоза уходит вместе с мочой. Другая часть навоза будет отправляться на биогазовую установку. Эта установка нужна не для того, чтобы вырабатывать электроэнергию, а для того, чтобы утилизировать навоз. Так новый кластер уйдет от больших проблем по утилизации. Побочным продуктом получится электроэнергия, то есть тепло. Отсюда напрашивается совершенно простая логика: электроэнергию в новом кластере вернут на ферму, тепло направят на обогрев круглогодичных теплиц.

То есть нельзя просто взять и сделать коровник. Нужно обязательно поставить биогаз, с биогаза появятся теплицы, удобрение и тепло для них – тепличное хозяйство по затратам на энергию составит 0 рублей. Безусловно, будут капитальные вложения на первом этапе, чтобы построить каркас, обустроить теплицы. Но дальше никаких побочных затрат, и сам продукт по себестоимости стоит ровно столько, сколько стоит труд работников плюс амортизация. А это значит, что компания может себе позволить намного меньшую цену, потому что себестоимость копеечная.

Плюс у нас есть свои прилавки, есть своя логистика – осталось поставить свою переработку этих овощей, упаковать их и доставить до прилавка. А куда пойдут эти зеленые массы из-под огурцов и томатов? На корм скоту, если разрешат ветеринары. Если нет – обратно в биогазовую установку, и опять получатся и удобрения, и электроэнергия, и тепло.

Хотел бы отметить, что, когда я говорю о строительстве агрокластеров, я имею в виду не маленькую ферму, а целый агрогородок, где человек живет, работает, получая всю необходимую инфраструктуру для жизни.

Игорь Николаевич, возвращаясь к вопросу о проблемах на селе. Есть ли готовые рецепты от существующих сложностей?

– Нельзя восстановить деревню, пока труд крестьянина будет ненормированный. Крестьянин должен работать точно так, как и любой промышленный рабочий, – 8 часов в день и не больше. Он должен иметь 2 выходных дня, свой законный отпуск, причем отпуск он должен иметь возможность взять даже летом, когда, казалось бы, кругом идет страда. Когда все это реализуется, тогда молодежь и люди зрелого возраста с удовольствием пойдут работать в сельское хозяйство.

Отсюда вывод – нужно сделать сельское хозяйство сродни промышленному производству – назовем это промышленное производство сельскохозяйственных продуктов.

Если человек работает на заводе, он отработал свои 8 часов, развернулся, принял душ, пошел домой. И он уже может решать какие-то свои вопросы – с семьей, с девушкой сходить погулять, в кафе, в клуб, а не так, как раньше – начинается страда, и крестьянин должен с утками и гусями торчать на поле. Это проблема проблем, от этого нужно уходить. Крестьянин не должен быть рабом сельского хозяйства. Он должен быть точно таким же работником, как и все.

Как только мы перестанем относиться к крестьянину как к рабу, произойдет качественный передел тех работников, которые работают в сельском хозяйстве.

Есть огромное количество людей, которые готовы уехать работать в деревню, но в деревню промышленного образца, где есть время для работы и отдыха, для семьи и любимых, детей. Вот это – основа основ того, что нужно сделать для сельского хозяйства.

Справка:

История бизнеса началась с открытия компании по производству пластиковых карт «Кард Экспресс» в 2009 году. На сегодняшний день Belousov Group это холдинг, включающий более 30 компаний различной направленности.

Группа компаний «Белоусов Групп» занимается производством натуральных, доступных по цене продуктов питания. В вертикально интегрированном холдинге «Белоусов Групп» отслеживают полный цикл производства: от подготовки сырья на собственных полях и фермах до продажи продуктов конечному потребителю в розничных магазинах «Белоусов Групп» (торговая марка «Семейный капитал»). В основе бизнес-стратегии агропромышленного холдинга «Белоусов Групп» лежит принцип «сам произвел – сам продал».

15.09.2014, 2232 просмотра.










Курсы валют ЦБ РФ
Дата 00:00 00:00
Доллар 0.00 0.00
Евро 0.000.00
Юань 0.00 0.00
Йена 0.00 0.00