Главная Публикации Эксперты Правовое поле Трудовой кодекс поправили

Трудовой кодекс поправили

Не является секретом, что многие работодатели с настороженностью относятся к своим работникам, имеющим одного или даже нескольких детей, особенно в тех случаях, когда ребенку не исполнилось трех лет. Необходимость держать декретное место, больничный, на который женщина может уйти, возможность более щадящего режима трудового распорядка – все это доставляет некоторым работодателям только головную боль. Именно поэтому в трудовое законодательство и были внесены гарантии, защищающие права женщин, имеющих ребенка в возрасте до трех лет, права одиноких матерей, а также лиц, воспитывающих детей без матери. Недавно перечень данных лиц претерпел изменения.

Экспертом выступает юрист ООО «Дальневосточная юридическая фирма» Александр Лучник.

24 ноября 2012 года вступил в силу Федеральный закон от 12 ноября 2012 г. № 188-ФЗ, вносящий поправки в Трудовой кодекс Российской Федерации, посвященные гарантиям многодетных отцов при расторжении заключенного с ними трудового договора. И хоть законодатель не говорит прямо, ограничиваясь термином «один родитель (другой законный представитель)», история, послужившая основанием для принятия закона, подтверждает сказанное.

История принятия данных поправок такова. В Конституционный суд Российской Федерации обратился А.Е. Остаев с требованием о признании неконституционными положений ст. 261 Трудового кодекса РФ, устанавливающих гарантии для беременных женщин, женщин, имеющих детей, а также для лиц, воспитывающих детей без матерей. Конституционный суд РФ в порядке конкретного нормоконтроля, изучив положения указанной статьи, пришел к выводу, что положения ч. 4 ст. 261 ТК РФ не соответствуют Конституции РФ, ее статьям 7, 19, 37, 38. В частности, указав, что система действующего законодательства, запрещая увольнение по инициативе работодателя женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, и других лиц, воспитывающих детей указанного возраста без матери, исключает возможность пользоваться этой гарантией отцу, являющемуся единственным кормильцем в многодетной семье, воспитывающей малолетних детей, в том числе ребенка в возрасте до трех лет, где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается уходом за детьми.

В то же время данное постановление Конституционного суда РФ признает не противоречащими Конституции положения ч. 4 ст. 261 ТК РФ в той мере, в какой оно, запрещая увольнение по инициативе работодателя женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, устанавливает специальную (дополнительную) гарантию, направленную на обеспечение им равных с мужчинами возможностей в реализации конституционного права на труд и на достижение фактического равенства в сфере труда. При этом один из высших судебных органов страны отмечает, что «стабильность трудовых отношений, возможность совмещения работы с выполнением семейных обязанностей помогают женщинам сохранить востребованные на рынке труда навыки и квалификацию, повышают их перспективы с точки зрения профессионального роста, продвижения по службе, что, в свою очередь, обеспечивает им равные с другими работниками возможности реализации права на труд и свободного выбора рода деятельности и профессии. Кроме того, предсказуемость правовых последствий в случае продолжения женщиной трудовой деятельности после рождения ребенка, стимулируя повышение уровня рождаемости, позволяет решать стоящие перед государством задачи демографической политики».

Данная правовая позиция Конституционного суда видится в значительной степени паллиативной. Часть 3 ст. 19 Конституции РФ, гарантируя мужчинам и женщинам равные права и свободы, равные возможности для их реализации, предопределяет необходимость коррекции на законодательном уровне условий осуществления ими прав в сфере труда и занятости, чтобы устранить возможное неравенство работников, обусловливаемое наличием в семье малолетних детей, реально существующим распределением семейных обязанностей.

Данная правовая позиция отражена и в Конвенции Международной организации труда «О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящихся с семейными обязанностями». Данная Конвенция, подписанная 11.08.1983, была ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 30.10.1997 № 137-ФЗ. В соответствии со статьями 4, 6 Конвенции для установления подлинного равенства обращения и возможностей для трудящихся мужчин и женщин принимаются все меры, соответствующие национальным условиям и возможностями, с тем чтобы принимались во внимание их потребности в области условий занятости и социального обеспечения. При этом компетентные власти и органы каждого государства – участника Конвенции должны принимать соответствующие меры по поощрению развития информации и образования, содействующих более широкому пониманию общественностью принципа равного обращения и равных возможностей для трудящихся мужчин и женщин и проблем трудящихся с семейными обязанностями, а также по поощрению общественного мнения, способствующего разрешению этих проблем.

Кроме того, системное толкование статей 31, 61, 63 Семейного кодекса РФ дает понять, что все вопросы материнства, отцовства, воспитания, образования детей и другие семейные вопросы решаются родителями ребенка совместно, родители имеет равные права и несут равные обязанности.

Таким образом, статус родителей ребенка подразумевается одинаковым, равным. Соответственно, и гарантии, предусмотренные нормативными правовыми актами, должны быть равными. Вместе с тем даже в новой редакции статьи остается положение, запрещающее увольнение (кроме как по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5–8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 Трудового кодекса РФ) женщин, имеющих детей до трех лет, что кажется не совсем логичным с точки зрения доводов, высказанных Конституционным судом РФ, который сам признает, что «…на обоих родителей может распространяться и государственная поддержка, в которой нуждается семья, имеющая ребенка, не достигшего трехлетнего возраста и потому требующего особого ухода…».

Также остается не до конца понятной логика, по которой фактически иммунитетом от увольнения (кроме как по указанным выше основаниям) обладают единственные кормильцы ребенка в возрасте до трех лет в семье, воспитывающей трех и более малолетних детей, если другой родитель (иной законный представитель ребенка) не состоит в трудовых отношениях, то есть осуществляет заботу об этих детях. В данной ситуации один родитель зачастую не может осуществлять трудовую деятельность в силу необходимости осуществлять уход за детьми и заниматься их воспитанием, а единственным кормильцем является второй родитель. Конституционный суд, поправляя законодателя, говорит, что в подобных случаях увольнение работающего родителя способно повлечь за собой резкое снижение уровня обеспеченности семьи, что противоречит государственной политике в области поддержки семьи, материнства и детства. Вместе с тем остается непонятным, почему Конституционный суд РФ, а за ним и законодатель ограничиваются поддержкой только многодетных семей, то есть семей, имеющих трех и более малолетних детей. Во-первых, в случае увольнения единственного работающего родителя в семье с одним или двумя детьми уровень обеспеченности данной семьи также может оказаться под угрозой с не меньшей вероятностью, чем в ситуации с семьей, имеющих трех и более детей. А во-вторых, законодатель еще более сужает круг данных лиц, делая оговорку, что все дети в данной семье должны быть малолетними. Понятие «малолетний возраст» раскрывается в ст. 28 Гражданского кодекса РФ, где говорится, что малолетними признаются несовершеннолетние граждане, не достигшие четырнадцати лет. В-третьих, законодатель упоминает, что также не может быть уволен по указанным основаниям родитель (или законный представитель) ребенка-инвалида, являющийся единственным кормильцем в семье. При этом предоставление гарантии, защищающей от увольнения, не связывается никоим образом с многодетностью или малолетним возрастом детей в семье, что опять же кажется не совсем логичным и взаимосвязанным в сравнении с другими изменениями.

В качестве вывода хотелось бы отметить, что, вводя новые поправки в Трудовой кодекс РФ, законодатель, по сути, ограничивается паллиативными, половинчатыми мерами, что может повлечь за собой и новые обращения граждан в Конституционный суд РФ в случаях, когда их конституционные права нарушаются несовершенством действующего законодательства. Что, в свою очередь, повлечет вынесение новых постановлений Конституционного суда и новых поправок в трудовое законодательство. Таким образом, данные поправки в Трудовой кодекс РФ не решают назревающих проблем в сфере регулирования государством трудовых правоотношений и демографической политики государства.

16.01.2013, 2741 просмотр.










Курсы валют ЦБ РФ
Дата 00:00 00:00
Доллар 0.00 0.00
Евро 0.000.00
Юань 0.00 0.00
Йена 0.00 0.00