Спорная альтернатива

Современный период развития третейских судов в Российской Федерации берет свое начало в 90-х годах прошлого века. Безусловно, такой способ урегулирования разногласий как рассмотрение дела в третейском суде нашел свое применение, более того, до недавнего времени третейские суды рассматривали, по некоторым данным, до 1% дел от количества гражданских дел, рассматриваемых государственными судами. Об изменениях в сфере государственного регулирования деятельности третейских судов и пойдет речь в данной статье.

Комментирует Александр Лучник.

Прежде чем вести речь о самих изменениях, хотелось бы отметить, что третейский суд не входит в систему органов государственной власти и не является судом как таковым. Не вдаваясь в подробности теорий происхождения и сущности третейских судов, остановимся на там, что третейский суд представляет собой постоянно действующее либо созданное для разрешения конкретного спора образование, рассматривающее споры между участниками разбирательства, подписавшими третейское соглашение (соглашение сторон о передаче спора на разрешение третейского суда) или включившими такое условие (третейскую оговорку) в текст основного договора.

К преимуществам рассмотрения дела в третейском суде можно отнести следующее:

 1. Третейский суд не входит в систему органов государственной власти. Это позволяет реализовать принцип конфиденциальности процедуры третейского разбирательства.

2. Несмотря на то, что третейский суд не является государственным судом, решение такого суда всё равно подлежит исполнению, в том числе и принудительному, в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством.

3. Наличие у арбитра (третейского судьи) специальных познаний, необходимых для рассмотрения спора. Закон выдвигает требование о наличии высшего юридического образования только к председателю состава третейского суда (одному из арбитров), а также к третейскому судье, единолично рассматривающему дело. Таким образом, другие третейские судьи, входящие в состав третейского суда, могут иметь квалификацию, непосредственно связанную с предметом спора.

4. Возможность сторон самим согласовать процедуру избрания (назначения) арбитра или арбитров для разрешения спора.

5. Ускоренный (по сравнению с государственными судами) порядок рассмотрения дела. Кроме того, арбитражное решение, по общему правилу, признается обязательным и подлежит немедленному исполнению сторонами. Для сравнения, немедленное исполнение при рассмотрении дела государственным судом является скорее исключением, чем правилом, участникам процесса необходимо ждать вступления решения суда в законную силу.

Вместе с тем, у третейского разбирательства имеются и определенные недостатки, к которым можно отнести следующее:

1. Решение третейского суда практически невозможно отменить. Во-первых, стороны могут своим прямым соглашением предусмотреть, что решение является окончательным. Во-вторых, даже если такого условия нет, перечень оснований для отмены решения третейского суда при его оспаривании крайне узок. Данный перечень закреплен арбитражным и гражданским процессуальным законодательством и сводится, по большому счету, к проверке соблюдения процедурных вопросов. Государственный суд не имеет права вдаваться в вопросы существа спора и проверять решение по существу.

2. Отсутствие у арбитра гражданско-правовой ответственности за принятое им решение многими исследователями указывается как недостаток третейского разбирательства. Впрочем, в данном отношении их ответственность аналогична ответственности судей, отправляющих правосудие от лица государства. При этом закон отдельно подчеркивает, что правилами постоянно действующего арбитражного учреждения может быть предусмотрена возможность снижения гонорара арбитра в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им своих функций.

3. Отсутствие систематической подготовки и аттестации арбитров, что может сказываться на их квалификации.

4. Размер третейского сбора может в несколько раз превышать размер государственной пошлины по аналогичному делу.

Кроме того, в практике до недавнего времени возникали ситуации, когда третейские суды с помощью различных обходных путей и лазеек извлекали прибыль из своего статуса: открывали свои представительства фактически по франшизе (часть третейского сбора по делу, рассматриваемому «дочкой» третейского суда, перечислялась в головной третейский суд), материально поощряли ситуации, когда сами арбитры искали клиентов и способствовали заключению третейского соглашения, организовывали взаимодействие с ФССП России и коллекторскими агентствами, проверку на полиграфе и т.д. Зачастую третейские суды являлись средством для «мошенничества и кражи собственности», «легализации мошеннических сделок», признавали представители Министерства юстиции. Специалисты отмечают, что зачастую третейская оговорка включалась в текст соглашения по настоянию более сильной стороны договора с целью рассмотрения спора в подконтрольном данной стороне «карманном» арбитраже.

В связи с этим правительство совместно с Торгово-промышленной палатой и Российским союзом промышленников и предпринимателей во исполнение поручения президента страны, данного в декабре 2013 года, разработало Федеральный закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ».

Главной новеллой закона стало то, что постоянно действующие арбитражные учреждения (третейские суды) разрешили создавать только при некоммерческих организациях, в то время как раньше требование к виду юридического лица не предъявлялось. При этом НКО должна сначала получить рекомендацию Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте, а потом еще и разрешение правительства на создание третейского суда. Исключение сделано только для Международного коммерческого арбитражного суда и Морской арбитражной комиссия при Торгово-промышленной палате, которым одобрение правительства не требуется.

Указанные поправки вступили в силу осенью 2016 года, еще год (до 1 ноября 2017 года) был предоставлен существующим третейским судам для того, чтобы пройти регистрацию по новым правилам. Однако из нескольких сотен существовавших к началу реформы третейских судов (по новой терминологии – постоянно действующих арбитражных учреждений, ПДАУ) в срок успели только две НКО – АНО «Институт современного арбитража» и Общероссийская общественная организация «Российский союз промышленников и предпринимателей» – в дополнение к двум указанным выше арбитражным учреждениям, которые были освобождены от прохождения перерегистрации. Как отметили в Минюсте, проблема была связана в первую очередь с недочетами в представленных заявителями документах. Впрочем, закон сохранил бизнесу возможность использовать институт ad hoc (третейские суды, создаваемые сторонами для разрешения конкретного спора).

В декабре 2017 года Правительство РФ внесло в Государственную Думу законопроект, призванный изменить порядок выдачи разрешений на ведение третейского судопроизводства, а также закрепить возможность обжалования отказа в предоставлении права на исполнение функций ПДАУ.

В заключение хотелось бы отметить, что пока еще рано подводить итоги третейской реформы, это можно будет сделать только через несколько лет. Однако у третейского разбирательства в настоящее время имеется значительный потенциал, причем, на наш взгляд, гораздо больший, чем у «мертворожденного» в его нынешнем виде института медиации. Само по себе реформирование, изменение существовавшей ранее системы говорит о заинтересованности государства и бизнеса в таком способе урегулирования конфликтов.

08.06.2018, 156 просмотров.












Курсы валют ЦБ РФ
Дата 00:00 00:00
Доллар 0.00 0.00
Евро 0.000.00
Юань 0.00 0.00
Йена 0.00 0.00