Лабиринтами Дали

«Любите ли вы творчество Сальвадора Дали?»  «О, да, конечно!» – воскликнут многие. При этом, скорее всего, будут отчаянно рыться в памяти, но вспомнят лишь две-три его работы, растиражированные журналами и календарями. Я навскидку смогла назвать только «Постоянство памяти», «Сон, навеянный полетом пчелы вокруг граната…» и… и что-то еще, что так тревожило мой мозг, но никак не могло оформится в воспоминание. Мы сидели в Барселоне, потягивали вино, делились впечатлениями дня, и мои спутницы сказали, что нам непременно нужно съездить в городок Фигерас, в театр-музей Сальвадора Дали. Мне совсем не хотелось хоть на день покидать прекрасную Барсу, но если «общественность» решила, то не покориться было невозможно.

Начало

11 мая 1904 года младенческий крик известил о приходе в этот мир Сальвадора Фелипе Хансито, законного сына дона Сальвадора Дали-и-Куси и доньи Фелипы Доменич. Случилось это в небольшом городке Фигерас, что на северо-востоке Испании, всего в двадцати с лишним километрах от границы с Францией. Маленький Сальвадор стал вторым ребенком в семье, но его старший брат скончался от менингита за три года до его рождения. Великий мистик считал себя реинкарнацией своего умершего брата.

Уже в четыре года Сальвадор демонстрировал удивительные способности в живописи, в десять же нарисовал первую картину – импрессионистский пейзаж, выполненный на доске масляными красками. Свою индивидуальность, избранность и возвышенность он сознавал с самого раннего детства. Эти ощущения, ставшие стилем жизни, Сальвадор нежно лелеял, пестовал и доводил до совершенства.

«В доме я царил и повелевал. Для меня не было ничего невозможного. Отец и мать разве что не молились на меня. На день Инфанты я получил среди бесчисленных подарков великолепный костюм короля с накидкой, подбитой настоящим горностаем, и корону из золота и драгоценных камней. И долго потом хранилось у меня это блистательное (хотя и маскарадное) подтверждение моей избранности», – писал он в своей автобиографической книге «Тайная жизнь Сальвадора Дали».

В четырнадцать лет Сальвадор впервые представил свое творение на суд публики. Местом экспозиции стал салон муниципального театра. После этого Дали прошел большой творческий и жизненный путь, а его родной Фигерас подвергся бомбардировкам во время гражданской войны в Испании, театр же сгорел практически дотла. Спустя четверть века в ответ на просьбу мэра подарить городскому музею одно из своих полотен известный художник заявил, что подарит… целый музей! Именно с 1961 года и началась история театра-музея, прославившего Фигерас.

«Я хочу, чтобы мой музей был монолитом, лабиринтом, огромным сюрреалистическим объектом. Это будет абсолютно театральный музей. Приходящие сюда будут уходить с ощущением, будто им привиделся театральный сон», – заявил тогда Сальвадор Дали.

Четырнадцать лет работ и почти все немалое состояние Дали (и это не считая государственной помощи и частных пожертвований) ушли на создание этого прижизненного памятника-музея и последнего пристанища великого безумца. Его детище, которое и стало ему мавзолеем и местом, где можно прикоснуться в прямом и переносном смысле к творчеству, а может, отчасти, и безумству гения.

 

Знакомство

Мы стояли в толпе желающих попасть вовнутрь и нетерпеливо разглядывали то «безумие», что представало нашим взорам. «Обелиск телевидения» Вольфа Фостеля, памятник каталонскому философу Франческу Пужольсу, больше напоминающий Шалтая-Болтая, скульптуру «Памяти Ньютона» и многое другое. Начало уже впечатляло. Диковинные конструкции, неожиданные материалы и сочетания… Фигура в водолазном костюме обещала, что скучно не будет. Эксперты говорят, что «водолаз» готовит зрителя к погружению в глубины подсознания, биографы же вспоминают, что в таком костюме Дали выступал на Всемирной выставке сюрреалистов в Лондоне в июне 1936 года и чуть не задохнулся.

И только пройдя холл и немного постояв в задумчивости, будучи еще не готовыми к выходкам гениального каталонца, полюбовавшись на статую Ганимеда, облаченного в головной убор, подаренный труппой русского балета, пробежав мимо всех остальных чудес холла, попадаешь в сад-партер. К тому моменту, когда Дали взялся за создание своего театра-музея, практически все его работы были проданы и находились в частных коллекциях, но это вовсе не смущало художника. В дело шло все: пригодились черепа животных и коряги, умывальники и ящики, даже электрический столб, который, по мнению Дали, должен вызвать интерес у археологов будущего. В экспозицию принимались работы друзей и коллег, и каждой находилось свое место и предназначение в системе символов и связей причудливого мира Дали. Каждый предмет и скульптура «дорабатывались» и «далинизировались» сообразно представлениям мастера.

 

Партер

Бывший партер сгоревшего театра стал одной из главных площадок для сценического действа Дали. Когда стоишь посреди невероятного «мира наоборот», где ты одновременно зритель и участник этой безумной постановки, вокруг «перевернутый колизей», украшенный невероятными вещами и «золотыми» статуями в стиле ар-деко, начинает казаться, что попал в кэрролловское Зазеркалье, что все крутится в разные стороны, и хочется найти «точку отсчета», чтобы хоть как-то упорядочить движение, но понимаешь, что ее нет. В центре бывшего партера стоит монументальная скульптурная композиция, которую и сам Дали назвал величайшим сюрреалистическим памятником. Знаменитый «Кадиллак» (или «Дождливое такси»), созданный к Всемирной выставке сюрреалистов 1938 года, который до сих пор не перестает удивлять и забавлять публику. Если бросить монету в приемник, то на манекены, изображающие водителя и пассажиров, с крыши начинает литься вода. Говорят, что мысль о создании «Кадиллака» родилась, когда Дали возвращался домой под дождем, а мимо проезжали такси с пассажирами. Таким образом, художник «отомстил» тем, кому посчастливилось тогда остаться сухими. Но автомобиль и его вечные пассажиры – это еще не все. Капот «Кадиллака» украшает статуя «Великая Эсфирь» работы австрийского мастера Эрнста Фукса, которая цепями тянет колонну Трояна из автомобильных шин. Кроме того, в композицию входят бюст Франсуа Жирардона, «далинизированный» «Раб» Микеланджело и лодка Гала (Дали говорил, что на ней она охотилась на молодых мужчин) вместе с черным зонтом. И все это великолепие – на фоне бывшей сцены театра, отделенной стеклянной стеной и украшенной задником к балету «Лабиринт».

Все, что находится в дворике-партере, сначала так поражает воображение, что кажется, что и этого довольно, но это только начало путешествия по удивительному миру, созданному Сальвадором Дали.

 

Внутри

Сама постройка состоит из двух частей – собственно восстановленного сгоревшего здания муниципального театра XIX века и башни Галатеи (естественно, названной в честь музы художника Галы) более поздней постройки.

Сцена театра – это третье место после холла и внутреннего дворика-партера, куда попадает зритель. И здесь уже не подготовка, а настоящее погружение в «далинизм». «Обнаженная Гала, смотрящая на море, которая на расстоянии 18 метров трансформируется в портрет Авраама Линкольна» – работа 1975 года, первый пример использования в живописи цифрового метода. Мы долго завороженно вглядывались в портрет Линкольна, который, когда его пытаешься сфотографировать, превращался в Гала.

Раздвижные «картины», обращения к Микеланджело, удивительные инсталляции, прекрасный вид на дворик-партер – все это завораживало, но главное чудо здесь находится наверху. При строительстве Дали решил поступить так, как поступали все великие архитекторы: начать с крыши! «Геодезический купол», похожий на глаз гигантской мухи, работы испанского архитектора Эмиля Переса Пинейро стал символом не только музея, но и всего Фигераса. Чтобы быть верным себе, Дали усовершенствовал и потолок, нарисовав ложную сетчатую конструкцию, как бы продолжив купол на сводах.

Театр-музей организован так, что обойти его системно и «по плану», без возвращения в одни и те же залы невозможно. Дали вообще запрещал проводить там какие-либо экскурсии, объяснять суть и историю экспонатов, утверждал, что это его детище нужно воспринимать самостоятельно, целиком отдавшись своему воображению, щедро подстегиваемому самим Дали и авторами представленных работ. На входе можно купить брошюру, посвященную театру-музею, но вряд ли она способна объяснить то, что происходит внутри, да и снаружи.

«Зал сокровищ», обшитый красным бархатом и собравший все важнейшие экспонаты музея и работы, отражающие дух его автора, зал «Рыбные лавки», названный так, потому что здесь во время разрухи находились рыбные ряды (впрочем, из «рыбного» сейчас там представлена только картина «Голова Бетховена», которую Дали сотворил, бросая живых осьминогов на бумагу), галерея Вальеса и, конечно, зал Мэй Уэст – один из самых известных залов театра-музея, где комната создана по рисунку Сальвадора Дали, изобразившему скандальную голливудскую актрису.

Но не только это расположено на нижних уровнях театра-музея. Здесь же и место захоронения художника. Надгробная плита из местного камня, на которой написано «Сальвадор Дали-и-Пуминек. Маркиз да Дали де Пуболь 1904–1989». По его завещанию он остался «непохороненным», и по его могиле ходят люди, ведь мало кто, гуляя по бывшей сцене муниципального театра, наслаждаясь и удивляясь, может заметить светлую плиту, обозначающую место захоронения гения сюрреализма.

Всех сокровищ, хранящихся, а точнее, живущих в театре-музее, и не перечислить. Это как сундук с сокровищами, которые никогда не устаешь перебирать. И каждый раз, открывая этот ларец, открываешь и новую драгоценность, словно он бездонный. Каждое вольное или невольное возвращение в залы дарит новые и подчас неожиданные ракурсы, каждая минута, проведенная в разглядывании вроде уже изученных экспонатов, приоткрывает тайну или задает новую загадку. Сюда хочется возвращаться и гулять по залам, открывая для себя необыкновенный взгляд на мир, который предлагает нам великий Дали.

Анна Громашева

23.03.2012, 1650 просмотров.
















Курсы валют ЦБ РФ
Дата 00:00 00:00
Доллар 0.00 0.00
Евро 0.000.00
Юань 0.00 0.00
Йена 0.00 0.00